Невыносимая легкость бытия

Previous Entry Share Next Entry
Критика суждения
Булат
actuspurus
1. Требование "не противиться злу насилием"  можно истолковать еще в другом смысле. Понятно, что в строгом смысле не всякое насилие является злом. Насилие есть ограничение свободы Другого, но само по себе не является злом - т.е. намеренным вредом в соответствии с нашим определением.  О чем же тогда идет речь?
2. Здесь следует напомнить, что наш мир есть мир равновесия, в социальном смысле - это равновесие устанавливается действиями справедливости - воздаянием за зло ("месть") и вознаграждением добром за добро ("торговля"). Акция требует реакции, действие требует ответного действия - в этой связке устанавливается равновесие, справедливость.
3. Неравновестная этика, этика ставящая себя на сторону Добра без компромиссов, уходит от состояние равновесия, состояния справедливости. Настаивая на Добре, эта этика требует не совершать никакого зла, даже против зла. Но как последний принцип осуществлять на деле?  Здесь и возникает вопрос насилия. Какова мера насилия в отношении зла, которая допустима? Как определять когда насилие еще остается в рамках Добра, а когда оно перерастает в Зло? Это вопрос не праздный, в нем корень всей этики Добра. Как показывает практика, если мы допустим возможность насилия в малом, несущественном, мы рано или поздно должны будет допустить насилие и в существенном. В этом вся история возникновения и существования государства, которое по мере упорядочения социальной жизни все больше и крепче организует себя как аппарат насилия.
4. В определении меры насилия существует еще и другая проблема. Прибегая к размышлению о возможности насилия, мы берем смелость судить Другого. Бог-Любовь, даровавший нам свободу, допустил тем самым возможность Зла и тем не менее не стал судить человека в его поступках. И поэтому и мы, уповающие на Бога, должны действовать  как он (т.е. священнодействовать) и не ограничивать свободу воли Другого, даже злой воли. Именно в этом смысл заповеди: "Не суди!"  Мы не знаем путей Господних и должны доверять его Воле. Раз он допускает Зло и не наказывает за него, значит в этом есть определенный Промысел Божий и не нам его судить.
5. Но быть может Бог даровал такую заповедь - "Не суди!" -  из понимания того, что человек в момент, когда было дано Евангелие - был еще недостаточно разумен, чтобы взять на себя бремя суждения? Быть может, отказ от насилия - это усиленная заповедь против несовершения зла, с целью не искушать человеков разбором о том, какова мера добра и зла в каждом отдельном случае? Здесь есть еще один аргумент. Дело в том, что человек, который берет на себя право судить, впадает в соблазн установления всеобщей справедливости. Но вся трудность состоит в том, что эта справедливость у разных людей разная. И вот мы наблюдаем как за всеобщую справедливость одни люди готовы уничтожить других.
6. Оставаться на стороне Добра, не искушаясь даже возможностью справедливости  (т.е присечения зла насилием) - это оптимальная, как кажется, из возможных стратегий для человека, на деле выполняющего первую заповедь: "Возлюби Бога всем сердем и душой", если Бог действительно есть Любовь и Благо, а значит не судит - не наказывает и не вознаграждает. Ежели, вместе с иудеями и мусульманами, мы будем понимать Бога как Бога-Судью, Бога-справедливость, то насилие в так устроенном мире будет неизбежным - как воздаяние за зло - а значит наше упование на Добро будет тщетно. В мире, управляемым таким Богом, устранение зла будет невозможно - зло наказания будет порождать новое ответное зло, цепочки зла никогда не прервутся.  

?

Log in